загрузка...
Модистка королевы

Франция XVIII века — законодательница мод для всей Европы. Именно в это время рождается новый стиль «рококо», для которого характерна изысканность и рафинированность, утонченность и сексуальность. Роман «Модистка королевы» Катрин Гюннек — о талантливой законодательнице мод, замечательной модистке при дворе Людовика XVI — Розе Бертен. Это ее глазами мы видим Францию того времени: роскошные балы, придворные интриги, любовные приключения.

0
Черный тополь

Романом «Черный тополь» А.Черкасов и П.Москвитина завершают трилогию «Сказание о земле сибирской».
Много повидал на своем веку старый тополь! Грозовой удар расщепил его макушку, но дерево не погибло. Гнули его ветры, нещадно секло градом, корежили зимние вьюги. Но приходила весна, и старик, оживая, как-то сразу наряжался в пахучую зелень. И шумел, шумел! Шли годы и годы… Менялись поколения и нравы, а старый тополь все так же шумел под окнами Боровиковых.

3
Конь рыжий

«Конь Рыжий» — вторая книга трилогии «Сказание о земле сибирской» Алексея Черкасова и Полины Москвитиной.
Река катает камни, бьет их друг о дружку, шлифует, и камни становятся гладкими, круглыми или плоскими, и тогда говорят: обкатаны водой. Людей обкатывает жизнь и время… А время пришло бурное: Первая мировая война, отречение царя Николая Второго от престола, революции и гражданская…

6
Хмель

«Сказание о земле сибирской» — так называется трилогия Алексея Черкасова, включающая в себя романы «Хмель», «Конь рыжий», «Черный тополь», охватывающая промежуток времени от восстания декабристов до Великой Отечественной войны и первых послевоенных лет.
«Хмель» — о жизни староверов в глухой сибирской тайге: старинный быт, сильные духом люди, религиозные толки и верования, доходящие до нелепости. О зарождении в городах промышленности, появлении миллионщиков, медвежья хватка которых раздавит всех, кто окажется на пути.

3
Тени исчезают в полдень

Действие романа — эпопеи «Тени исчезают в полдень» Анатолия Иванова происходит в глухой сибирской деревне Зеленый Дол. Здесь, как в зеркале, отразились все события, что происходили в стране за 70 лет. Перед читателем проходят жизни нескольких поколений коренных жителей зеленодольцев и пришлых людей, осевших в деревне, чтобы дождаться конца советской власти, а пока они строят козни. Судьбы героев переплетены. Они любят, страдают, радуются и ненавидят.

2
Триумф и трагедия. Политический портрет Сталина.

О личности Иосифа Сталина не утихают жаркие споры. Такой устойчивый интерес к человеку, более тридцати лет стоявшего на вершине пирамиды власти, определен тем, что его судьба близко сопричастна с судьбами ныне живущих, их близких предшественников, и тем, что о Сталине мало было известно: не без его участия и при помощи его соратников сведения о нем были искажены или вообще отсутствовали.
Книга «Триумф и трагедия. Политический портрет Сталина» Дмитрия Волкогонова — историка, философа, государственного деятеля — основана на беседах с людьми из его окружения и малоизвестных документах. Автор говорит, что его попытка написать портрет И. В. Сталина — не просто экскурс в прошлое, он хотел рассказать правду об этом человеке и тоталитарном обществе, которое он олицетворял.
Суд людей может быть призрачным. Суд истории вечен.

4
Тихий Дон

«Тихий Дон» — грандиозный роман Михаила Шолохова. Роман — эпопея, рассказывающий о донском казачестве в тяжелейшее время Первой мировой и братоубийственной гражданской войн в России. Роман — сага — о жизни одной семьи на фоне целой империи в сложное для нее время.

14
Богам - божье, людям - людское

Боевое братство выковывается в бою. «Вторая составляющая воинского братства — одинаковое понимание Добра и Зла — единая идеология. Патриотизма еще нет — не то ЗДЕСЬ пока государство… Главенствует во всем род, более опосредованно — племя… Значит, в качестве позитивного объединяющего начала остается только религия. Одинаковое мировоззрение, одинаковые нравственные императивы, одинаковые поведенческие реакции в сходных обстоятельствах. Единоверцы понятны, предсказуемы, вызывают доверие. Вывод? Никаких посвящений в Перуново братство больше допускать нельзя.»
«Богам — божье, людям — людское» — последняя книга из серии «Отрок», но автор — Евгений Красницкий, не собирается расставаться с Михаилом Ратниковым, оказавшимся в XXII веке в теле Мишки Лисовина. Мальчик вырос, и рассказ о его приключениях будет продолжен в серии книг «Сотник».

10
Петербургские трущобы

Кроме названия «Петербургские трущобы» Всеволод Крестовский назвал свой роман — «книгой о сытых и голодных». Он показал жизнь темного мира трущоб — ночлежек, притонов, тюремных камер, где люди существуют, страдают, иногда идут на преступления, и жизнь в роскошных домах аристократии, где тоже есть преступления, интриги и несправедливость. В книге практически нет положительных героев, этим она существенно отличается от сериала «Петербургские тайны», снятого по ее мотивам.

2
Стезя и место

«Стезя и место» — продолжение серии «Отрок».
«Отроки рядом с ратниками, как малолетнее хулиганье, пусть и вооруженное, рядом с сержантом ВДВ, прошедшим Афган или Чечню. Из-за угла стрельнуть могут, числом задавить — уже как повезет, а лицом к лицу сойтись — в одиночку десяток положит и даже не запыхается. Потому-то и относятся к нам, как взрослые люди к шпане — с опаской и злостью. Хотя и признают, что наставники зря времени не теряют — учат хорошо. И смиритесь с тем, что ничего, напоминающего рыцарские романы или «костюмные» исторические фильмы, вас не ждет. Ничего! «

10