загрузка...
Шпион императора

На время вернув себе власть, Наполеон сосредоточился на мысли вернуть жену Марию-Луизу и сына во Францию. Не зная истинных чувств ее к нему, он даже снарядил небольшую экспедицию, которая должна была украсть его любимых людей прямо из-под носа охраны австрийского двора. Но удача отвернулась от императора, непоправимые перемены произошли и в нем, и во Франции, и во всем мире.
«Шпион императора» — восьмая книга из серии «Тайна Наполеона» Эдмонда Лепеллетье.

0
Фаворитка Наполеона

Наполеон на пути к месту своего заточения — острову Эльба. Его жизни грозит опасность, потому что пока он жив, Людовик XVIII не может быть уверен в своей власти, а Европа — в спокойствии, а потому роялисты задумали убить его. И только благодаря преданным старым друзьям и любящей польской графине Марии Валевской удалось предотвратить это покушение. Ко всем страданиям Наполеона от неблагодарности и измены прибавилась боль от крушения любви: он до последнего надеялся, что Мария-Луиза разделит с ним его изгнание.
«Фаворитка Наполеона» — седьмая книга из серии «Тайна Наполеона» Эдмонда Лепеллетье.

1
Коварство Марии Луизы

1814 год. После поражения Наполеона в России, несмотря на созданный против него союз, в который вошли Австрия, Пруссия, Англия и Россия, в течении лета он провел несколько победоносных битв, в них, как никогда, проявился военный гений Наполеона. Где бы он появлялся, там непременно происходила победа. Его поддерживал и народ, желающий защитить родину от союзников. Великолепные планы Наполеона по спасению Франции были вполне осуществимы, если бы не предательства, стечения обстоятельств и личные интересы окружающих его людей.
«Коварство Марии-Луизы» — шестая книга исторической серии Эдмонда Лепеллетье «Тайна Наполеона».

3
Крестный отец

"Твои друзья - это твоя семья!" - так считал дон Вито Корлеоне, объединяя своих бесправных друзей-эмигрантов в могущественную семью-мафию. "Много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?" - спрашивал он у тех, кому оказывал услуги и заставлял жить по своим, писаным кровью законам. "Юрист с портфелем в руках - куда большая сила, чем сотня вооруженных налетчиков", - утверждал он, подкупая американских конгрессменов. Потому что он успел убедиться в том, что "общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков".

16