загрузка...
Жены русской короны. Кн 1

«Жены русской короны» . Женщина на вершине власти. Кто она? Как складывалась ее жизнь? Княгиня Ольга, прошедшая долгий путь от язычества к христианству. Рогнеда и Анна -жены Владимира Крестителя. Англичанка Гита — жена Владимира Мономаха и мать Юрия Долгорукого. Царицы и царевны Смутного времени. Завершают том очерки о первых царицах династии Романовых.
Лариса Васильева — автор бестселлеров «Кремлевские жены», «Дети Кремля».

0
Чудо веры

«Чудо — всякое явление, кое-мы не можем объяснить, по известным нам законам природы. Богу все чудеса доступны. Христос являл чудеса, исцелял чудесами» — такое определение чуду дает в своем толковом словаре В. И. Даль. Вот о таких необъяснимых чудесах, которые происходят и в современном мире, о людях, которые хотят объяснить эти явления, интересно и тактично рассказывается в этой книге.

3
Православные Святыни Московского Кремля

Серия «Маршрут паломника» представляет очередной выпуск «Православные святыни Московского Кремля». Москва. Московский Кремль. Центр духовной и культурной жизни. С него начинается русская земля. Этот выпуск начинается рассказом о возникновении будущей столицы. Вы узнаете об устройстве православного храма, о действующих, закрытых и даже разрушенных святынях.

2
Загадки истории. Том 1. Часть 1. Прогулки с палачом. Часть 2. Несколько встреч с покойным господином Моцартом

Прогулки с палачом. Палач во все времена вызывал у людей панический страх. Они селили их за городом, переходили на другую сторону, если не повезло встретится с ним, только самая отчаявшаяся выйти замуж девушка связывала с ним свою жизнь… Но вот пришла Великая Французская революция, и услуги палача стали очень востребованы: он рубит головы врагам революции, и становится Великим палачом. А врагов с каждым днем все больше, и уже простым топором не справится, приходится придумывать машину для казни — гильотину. Под ее неустанным лезвием с каждым днем гибнут десятки, сотни людей, и если сначала Сансон, главный герой, пытался записывать имена, то потом уже просто вел статистику. И вот, казалось бы, уже казнены все… И революционеры начинают истреблять друг друга… Так кто страшнее: палач или посылающие на казнь.
Книга основана на дневнике барона Готфрида ван Свитена. Он встречался с отцом композитора, который первым заметил творческое начало в сыне и решил посвятить себя его гению. Он пытался направить сына только в творческую струю, пытаясь укротить его дерзость, пылкость, беспечность. В 7 лет Моцарт умел делать то, чем другие композиторы заканчивают жизнь. Потом и барон стал ангелом хранителем Моцарта, но пытаясь сделать как лучше, все только усугубляли проблемы композитора. Человеческая зависть преследовала его. Он умер и был похоронен по самому низшему разряду. Не осталось ни посмертной маски, ни могилы. Осталась музыка. Остался Реквием.

0
Иоанн мучитель

Иван IV. Для нас -Грозный, для современников -Мучитель. Первый Царь Всея Руси. В книге нет рассказов о походах и войнах. В книге автор попытался понять, как чувствовал себя маленький мальчик, волею судьбы ставший во главе государста, окруженный опекунами и живущий в постоянном страхе… Он все запоминал… Почему из спокойного и уравновешенного человека превратился в жестокого, подозрительного, мстительного и безнравственного, наделенного большой властью, а потому пользующегося безнаказанностью своих поступков. Великий грешник и благочестивец, безумец и один из образованнейших людей своего времени, обладавший феноменальной памятью и эрудицией. Трудно найти в историии другого такого противоречивого правителя.

0
Колымские рассказы

Сталин, репрессии, ГУЛАГ.С каждым годом все дальше от нас уходят в прошлое года, называемые сталинской эпохой. И тем ценнее становятся свидетельства очевидцев и непосредственных участников тех событий, когда в недрах лагерей переламывались и уничтожались все человеческое: достоинство, честь, совесть. И от того, что сам Варлам Шаламов не один год провел в ледяных шахтах Колымы, и его герои не абстрактные, а живые люди, только доведенные до крайности, у которых отсутствуют все чувства, кроме чувства голода.«Колымские рассказы» потрясают, требуют сопереживания. Если у кого сейчас трудности, то прочитав эти рассказы, они покажутся мелкими и незначительными.

1
Сталин. Красный монарх. Схватка у штурвала

«Сталин. Схватка у штурвала» — вторая часть книги Александра Бушкова «Красный монарх». Легенды и правда о партийной деятельности и о личной жизни вождя, тайна гибели Надежды Аллилуевой, зверства «красного императора», связи Сталина с иностранными разведками и непримиримая борьба с оппозицией… Продолжая рассказывать о Сталине и о его роли в истории России, автор остается верен своему оригинальному методу: он развенчивает мифы о вожде и ломает устоявшиеся стереотипы.

0
Борис Годунов

Личность Бориса Годунова, его невиданное возвышение и трагический конец, поразили воображение современников и привлекли внимание историков, писателей, художников, музыканов. Это не удивительно. Опричная буря расчистила поле деятельности для многих худородных дворян. Борис Годунов оказался в их числе. Опричнина расколола феодальное сословие на два враждующих лагеря. Она оставила после себя много проблем. Как правитель Годунов столкнулся с ними лицом к лицу. Его жизни сопутствовало много трагических событий. В первые годы его правления умер царевич Дмитрий — последний отпрыск династии Ивана Калиты.
Н. М. Карамзин, А. С. Пушкин, В. Н. Татищев, С. Ф. Платонов, каждый из них давал свою оценку годам его правления. Руслан Григорьевич Скрынников — профессор Санкт-Петербургского университета, чтобы выяснить, кем же был в действительности Борис Годунов, предлагает заново прочесть исторические источники.

4
Лилия и лев

Вот уже два часа подряд из всех городских приходов, и с левого, и с
правого берега реки, из Сент-Дениса, из Сент-Катберта, из
Сент-Мартин-и-Грегори, из Сент-Мэри-Синиор и Сент-Мэри-Джуниор, с Боен и с
улицы Дубильщиков отовсюду, со всех сторон тянулся йоркский люд, текли
бесконечные вереницы зевак к Минстеру, к этому гиганту собору с еще не
достроенным западным порталом, к этой вытянутой в длину громаде, царившей
с вершины холма над всей округой.
На Стоунгейт и на Дингсит, на двух кривых улочках, выходивших к Ярду,
получился настоящий затор. Даже неунывающие мальчишки, взгромоздившиеся на
каменные тумбы, видели на площади одни лишь головы, головы, сотни и тысячи
голов. Горожане, торговцы, почтенные матроны с целыми выводками ребятишек,
калечные на костылях, служанки, ремесленники, клирики в своих капюшонах,
солдаты в кольчугах, нищие в жалких отрепьях все смешалось, как соломинки
в копне сена. Проворные пальцы воришек очищали карманы зевак, собирая
жатву вперед на целые полгода. Из окон, как гроздья, свешивались головы.
Среди бела дня наполз откуда то, словно дым, серый влажный полумрак,
зябкая мгла, плотный, как вата, туман, окутавший огромный костяк собора,
тысячи шлепавших по грязи зевак. Люди сбивались плотнее, лишь бы сохранить
драгоценное тепло.

0
Французская волчица

…И предсказанные кары, проклятия, брошенные с высоты костра Великим
магистром Ордена тамплиеров, лавиной обрушивались на Францию. Судьба
сражала королей, словно шахматные фигуры.
После Филиппа IV Красивого, внезапно унесенного смертью, после его
старшего сына Людовика X, отравленного через полтора года, казалось, его
второго сына Филиппа V ожидало долгое царствование. Но прошло шесть лет, и
Филипп V в. свою очередь скончался, не достигнув тридцатилетнего возраста.
Остановимся на этом царствовании, которое по сравнению с последовавшими
за ним драмами и потрясениями кажется затишьем перед бурей. Тусклое
царствование, подумает тот, кто, рассеянно перелистывая историю, не
замечает крови, остающейся на пальцах. А на самом деле… Посмотрим же,
какова бывает жизнь великого властителя, против которого ополчается сама
судьба.

1