загрузка...
Лилия и лев

Вот уже два часа подряд из всех городских приходов, и с левого, и с
правого берега реки, из Сент-Дениса, из Сент-Катберта, из
Сент-Мартин-и-Грегори, из Сент-Мэри-Синиор и Сент-Мэри-Джуниор, с Боен и с
улицы Дубильщиков отовсюду, со всех сторон тянулся йоркский люд, текли
бесконечные вереницы зевак к Минстеру, к этому гиганту собору с еще не
достроенным западным порталом, к этой вытянутой в длину громаде, царившей
с вершины холма над всей округой.
На Стоунгейт и на Дингсит, на двух кривых улочках, выходивших к Ярду,
получился настоящий затор. Даже неунывающие мальчишки, взгромоздившиеся на
каменные тумбы, видели на площади одни лишь головы, головы, сотни и тысячи
голов. Горожане, торговцы, почтенные матроны с целыми выводками ребятишек,
калечные на костылях, служанки, ремесленники, клирики в своих капюшонах,
солдаты в кольчугах, нищие в жалких отрепьях все смешалось, как соломинки
в копне сена. Проворные пальцы воришек очищали карманы зевак, собирая
жатву вперед на целые полгода. Из окон, как гроздья, свешивались головы.
Среди бела дня наполз откуда то, словно дым, серый влажный полумрак,
зябкая мгла, плотный, как вата, туман, окутавший огромный костяк собора,
тысячи шлепавших по грязи зевак. Люди сбивались плотнее, лишь бы сохранить
драгоценное тепло.

0

Комментарии